Япония и Корея / 7 января (часть 2)

День: 7 января 2012
Место действия: Джеонджу

Особенно приятные вещи случаются незапланированно. После поездки на побережье и заката на морской дороге мы с Дайхоном, замерзшие и уставшие, искали место, где нас угостили бы хорошим кофе. Он слегка плутал в центре и никак не мог припомнить, где находится его любимая кофейня. После пятнадцати минут на морозе я кивнул на выносной стенд, сообщавший «Кофе, чай, десерты, пиво», и сказал: «Давай заглянем хоть». Последняя строчка на стенде меня активно смущала, но мои уши, страдавшие по шапке, смущали еще больше.

Чтобы попасть в кафе, пришлось свернуть в подворотню и пересечь внутренний дворик. Это было уже хорошим знаком, и, как выяснилось, не без причин. В кафе кругом обнаружилась прелесть и блаженство. Во-первых, тепло. Во-вторых, совершенно не корейский, а очень даже с любовью собранный интерьер с хорошими стульями, люстрами, старыми чайниками, ну, в общем, вы поняли ;) В-третьих, в меню оказался чизкейк с клюквой! Ну, и для полного счастья нам сказали, что через десять минут здесь будут играть живую музыку.

Музыкантами оказались студенты, которым нравилась акустика и эксперименты. В поле зрения образовались шесть человек, гитара, тамтам и что-то еще за углом, мне не было видно. Играли приятно и долго, больше часа. Пели соло и в несколько партий. Большей частью на корейском: и свои песни, и местные малоизвестные, и несколько каверов на корейские и западные хиты. С аудиторией общались почти в каждую паузу. Я их, похоже, сильно смущал. Место было нетуристическое, такие, как я — редкие гости. Перед тем, как петь первую песню на англйиском, выразили надежду, что не ударят в грязь лицом, а после спросили, было ли понятно. На прощание я удостоился персонального «bye-bye», но моего ответного комплимента, кажется, не поняли, а может, испугались. Если бы я там жил, еще бы послушать пришел.

Ах да, кофе и чизкейк тоже были прекрасны :)

Когда Минджонг начала перечислять страны, в которых была, я поначалу просто улыбался, потом пришлось сделать большие глаза, а потом сама собой отвалилась челюсть. К своим двадцати семи годам девочка успела объехать все континенты и основные острова, а список стран включал более сорока пунктов.

Я пил свой чай, слушал ее истории и думал «Черт возьми, сколько интересных людей в этом мире!» Наверное, это слегка несправедливо, что за действительно интересным опытом приходится бегать, но и это не всегда так. Минджонг, к примеру, пустилась во все тяжкие не от хорошей жизни, и потребовалось много лет, прежде чем она смогла найти место, где сумела зацепиться. И потому-то мне кажется, что при всей диаметральной противоположности ее образа жизни тому, как живет средний человек, она вряд ли завидует этому среднему человеку или задается вопросами о справедливости. Я думаю, она слишком хорошо понимает, как устроен мир, чтобы поддаваться подобным колебаниям.

Я, в общем-то, тоже не терзаю себя на тему справедливости. Для меня совершенно очевидно, что мир несправедлив, и что не стоит пытаться с этим что-то сделать. Суть не в том, чтобы сделать мир лучше или хотя бы приблизить его хоть немного к идеальному состоянию. Суть — в том, чтобы даже в таких условиях быть достойным жизни. Я всего лишь делаю со своей жизнью то, что могу, пока есть возможность. Сейчас я нацелен на приобретение опыта. Когда-нибудь ориентир изменится на то, чтобы опытом делиться, и я хочу, чтобы я у меня было чем делиться. Ведь, в конечно итоге, единственный способ сдвинуть куда-нибудь человечество — это показать нашим детям, что возможности делать что-то большее всегда есть, и их много.

А пока, допив чай и пожелав Минджонг спокойной ночи, я отправился спать в традиционный дом корейской деревни — ханок. Если доведется, непременно попробуйте: это забавно. Вам отведут комнатку за сдвигающимися дверьми с постелью на полу. Вас заставят разуться прежде, чем войти, и оставить обувь снаружи. Видимо, специально, чтобы с утра надевать ледяные ботинки ;) Двери в комнатку, само собой, не герметичные, поэтому внутри довольно прохладно, но за то нет ветра. Пол под постелью будет подогрет и даже горяч. Одеяло будет толстым и тяжелым, а подушка — душистой и жесткой. Возможно, вам захочется, чтобы пришла мама и подоткнула одеяло со всех сторон, но она не придет, и вы уснете все равно: крепко, без задних ног и до самого утра. И если вам повезет, как мне, то приснится вам порубленный осьминог на тарелке, и соус будет стекать с него тягучими и вкусными каплями, падая в кунжут :)

Таким был один из моих последних вечеров в Корее. Сегодня утром меня разбудил звон будильника, я выскочил в январский холод, добежал до раковины почистить зубы, потом запихал остававшиеся неубранными вещи в рюкзак, взвалил его на себя и отправился домой в Лондон.

Страшно приятно, что половина самолета говорит по-английски. А не по-американски.