Эраст Петрович Фандорин

На самом деле, я просто не знаю, как описать мое впечатление от Фандоринского цикла Акунина. Но из-за его силы и значимости считаю, что стоит хотя бы попытаться.

Вчера я закончил читать "Алмазную колесницу". И лишь прочитав последнюю строку я осознал, что все 16 книг вдруг стали единым целым. Внезапно весь замысел, вся идея цикла обрела свою цельность, стала звучной и объемной. И только тогда я понял, зачем стоило этот цикл писать, и что пытался сказать автор.

Все чаще мне, в последнее время, попадаются вещи и явления, которые требуют времени для осознания. Наилучшее сравнение, которое я придумал, это — музыка. Чтобы услышать, понять и оценить песню или арию, или сонату, ее необходимо прослушать. В буквальном смысле потратить несколько минут времени. Иначе нельзя, потому что сама природа музыки на времени основана. Не существует сокращенных вариантов или слепков. Если хочешь иметь представление, время придется отдать.

С этими книгами — то же самое. Только рассказав всю жизнь Фандорина, автор смог объяснить, как же произошло, что стал он вот таким незаурядным, сдержанным, холодным и с глубоким изломом внутри. И очень удачным можно считать ход, которым Акунин изъял самую ключевую историю и оставил ее под конец. Он заставил читателя изучать своего героя, гадать, какое же событие его сломает, и недоумевать, понимая, что человек этот не ломается. Не ломается никогда. Ни при каких обстоятельствах. Не умеет.

И лишь в конце, когда образ сформирован, полон и неоспорим, читатель получает ответ на вопрос, почему так. Две истории, мощные по взрывной силе своей и летальные по степени наносимых травм, зажали человека на десятилетия. Повсюду в голове вставили шины, чтобы не расшатывались мысли. Зафиксировали ценности и понятия, чтобы противостоять сомнениям. Вымели все возможные идеалы, дав взамен мозгу полную свободу. И научили опираться на факты вместо допущений.

И получился человек действия. Жесткий, быстрый, покрашенный со всех сторон непроницаемой краской: не разглядишь, что внутри. И как все люди действия, был этот человек всегда один и всегда сам по себе. Своя логика, своя мораль, свои "можно" и "нельзя", свое пространство и время.

Теперь мне кажется, что каждый раз, подпуская к себе женщину, он играл. Но стоит почитать дальше: может быть, он все-таки не терял веру в людей?

Для справки:

  • Книги Бориса Акунина на Bookmate.
  • «Алмазная колесница» мне понравилась больше других. Интересно, какому соционическому типу она соответствует.
Поделиться