От винта!

Я до умопомрачения люблю небо. Так было всегда. В детстве я все превращал облака в животных, изучал созвездия и всерьез считал, что у ветра есть человеческий характер. Когда подрос, стал спокойнее, но любить небо не перестал. Теперь это проявляется в фотографии и в том, что я чувствую в горах, где воздух и объем вообще воспринимаются совсем иначе.

Неудивительно, что меня все время тянет на игры вроде полетов на воздушном шаре, прыжкам с парашютом или с мостов. Жаль, что очередь пока не дошла до планеризма и параглайдинга. Зато, наконец, дошла до того, чтобы я взялся за штурвал самолета :)

В январе Антон сделал мне как нельзя более подходящий подарок: тренировочный полет. Только теперь, спустя 9 месяцев, я до подарка добрался. Как выяснилось, ждал не зря: осенью таких кристально ясных дней, как прошедшая суббота, больше.

Прежде, чем начну рассказывать подробности, несколько фактов для справки.

  • Полет был получасовой (30 минут в воздухе).
  • Поднимались на высоту 2500 метров.
  • Самолет одномоторный, на 4 человек. В кабине нас было двое: инструктор и я. Но можно и больше.
  • Летал я на севере, на аэродроме Panshanger, North London Flying Club.
  • Кажется, пилоты этой школы участвуют в Redbull Air Race, которую я смотрел в Лондоне в 2008 году.
  • Это далеко не единственное место, конечно. Более того, удобнее купить ваучер, например, в Adventure001, а уже после выбирать аэродром, исходя из расположения и свободных дат.

На аэродром от железнодорожной станции я шел пешком — прогулка около часа получилась. Между прочим, целая задачка по ориентированию на местности: в условиях незнакомого города, с бесполезными Apple Maps, с пролезанием через кусты и парки в поисках того, как бы срезать углы. Но не опоздал, в итоге.

Отметился в офисе, познакомился с инструктором Майки, и мы вместе отправились на поле расчехлять «птичку». Никакой лекции по теории не было. По приборной доске Майки пробежался буквально за три минуты, тыкая пальцем в разномастные шкалы и быстро объясняя, что зачем. Очень интерактивно все вышло, никакого занудства. Я опомниться не успел, как мы уже ползли по полю, выруливая на взлетную полосу.

В этот момент я подумал: «Может быть, стоит сейчас спросить, как сажать самолет, если с Майки что-нибудь случится?» И тут же решил не спрашивать. Должна же быть вера в светлое будущее, причем с перчиком? Так вышло, что единственное указание от Майки на случай аварийных обстоятельств было: «Дверь одна, с моей стороны. Поэтому, если что, сначала выпрыгиваю я, а уж потом — ты.» :)

После колеса оторвались от земли, и дальше я мог думать исключительно вестибулярным аппаратом. Все слова ниже я написал прямо на аэродроме сразу же после посадки.

Только что вылез из самолета, которым управлял полчаса =)

Черт возьми, странные ощущения! Даже не знаю, что выбрать, чтобы назвать самым волнующим. Пожалуй, не взлет и не посадка, а тот момент, когда Майки показал мне повороты, а потом сказал: «Ну, а теперь давай сам», и убрал руки со штурвала. И я повернул налево.

В этот момент система координат развалилась на куски, и ее унесло куда-то под крылья. Потому что я понял, что небо и земля могут меняться местами и слова «верх» и «низ» вполне осязаемо могут терять всякое значение. Желудок тогда зашевелился и пополз куда-то в сторону. Руки потеряли уверенность, но все же не бросились в конвульсии. Я вел нежную и чувствительную машинку — уже знал это после взлета. Ее нужно было ласкать и ни в коем случае нельзя было обижать. Я даже успел подумать, что было бы с мозгом, с желудком и с ногами, если бы я дернулся в тот момент.

После были легкие воздушные ямы, было ныряние в облака и приветы другим пилотам слева и справа. В облаках страшно. Ощущения скорости даже в чистом воздухе почти не было, но зато было ощущение высоты, которое не давало забыть: если вдруг напорешься на что-нибудь неожиданное, то падать далеко, и костей потом не соберешь. О том, что встретить тут что-то неожиданное почти невозможно, голова, привыкшая водить автомобиль, не думала. Поэтому очень хотелось, чтобы снова стало хоть что-нибудь видно перед собой. Целую секунду хотелось. Одну очень длинную секунду.

А потом вновь появились поля и ленты дорог внизу, и Майки сказал: «Глянь влево, там Лондон видно». Было видно, да. Но какой, к чертовой матери, Лондон, когда руки за взглядом сами поворачиваются, и корпус снова уходит в крен?

Дальше балансировали и учились держать прямой курс. Не надо спрашивать, почему в конце. Я тоже не спрашивал, некогда было! В этот момент я стал судорожно искать взглядом аэродром. Тщетно, впрочем. Оказалось, мы от места взлета умотали километров на пять или десять уже. А мне-то казалось, что он все еще за плечами: развернись и увидишь. Спросил, на всякий случай, но Майки отшутился в духе «Я вообще не знаю, где мы сейчас, давай-ка вон к тому городу, над крышами полетаем».

Я успел пощелкать несколько кадров телефоном и после этого увидел полосу. Мы заходили на посадку. Пропустили другой самолет сначала, потом нырнули вниз. Касание было мягким, мозг вернулся в привычную среду и успокоился: небо снова было сверху, и было ясно, что делать.

Порулили по полю, пропустили еще одного на посадку и вернулись к ангару. Припарковался я, как ниточка в иголочку: ровненько коснулся отметки на асфальте. Дуракам везет, да :)

А дальше мне рассказали, что я теперь член и могу приехать снова. Надо ловить хорошую погоду, пока воздух чистый, как сегодня. Буду стараться!

Я после полета видел отрывок фильма, в котором самолет просто танцевал, причем в каких-то тридцати метрах над землей: стоял на хвосте, вращался, пролетал пузом кверху, чуть не задевая траву. Вот тут видео есть, снятое на том самом аэродроме. Таких же сумасшедших трюков там не видно, но зато атмосфера места передается.